на главную|пирОГИ
на Нахимова
|пирОГИ
на Интернациональной
| N.О.Г.И| книги| события| контакты


Алексей Хвостенко. Анри Волохонский. "Берлога пчел"

Тверь. Колонна пабликейшенз, 2012

Голос сегодняшнего Хвостенко очень похож на постаревшего Карлсона из советского мультика.

Малыш повзрослел и стал запойным алкоголиком (с постоянной щетиной и хмурым взглядом из-под бровей). Наш герой выпивает с ним иногда, но не очень часто. Много и часто курит - голос у него от этого прокуренный, с хрипотцой.

После бурного взросления Малыша Карлсон пожил на крышах Питера, Москвы, Парижа, Нью-Йорка и т.д. Недавно главные в России по крышам дали Карлсону-Хвосту гражданство (!), но он у нас не надолго: попоет немного, стихи почитает и в Париж. Французы ему тоже обещали выделить свою небольшую крышу…

Он, как и все люди с пропеллерами, поэт и музыкант: песенки сочиняет и поет их. Один и не очень. Конечно, для карлсонов не очень характерно выпускать свои книжки и выступать с концертами. Но наш-то не обычный - он еще и Хвост. И у него недавно вышел сборник "Берлога пчел" в соавторстве с поэтом Анри Волохонским: оранжево-синяя книжечка с изображением двух задохликов (нищие ,голые, тощие и пророчествующие карлсоны - видимо, это Хвостенко и Волохонский).

То, что внутри, не так-то легко назвать стихами. Это тексты песен, которые Хвост исполнял в 1960 - 1990 один и с разными близкими себе по духу товарищами - музыкантами (Л. Федоров, гр. «Аукцыон»; А. Герасимов; Н. Пивоварова, гр. «Колибри» и др.). Л. Ентин в предисловии доступно разъясняет, что это за тексты, когда были написаны и т.д.: "Эти песни возникли в атмосфере всепьянейшего братства джазов музыкантов, художников и поэтов в Питере, в начале 60-х годов…". В общем, кучка карлсонов от души радовалась жизни, выпивала, сочиняла стишки, песенки и, пританцовывая, пела все это для самой себя. Стихи написаны отлично, сакральный вопрос великих «форма или содержание?» решен: к черту форму! туда же - содержание! даешь полнейшее безумие! Так могли его решить люди талантливые не в меру, мудрые и в то же время по-шестидесятнически раздолбаи. Берут они, например, библейский сюжет страшного суда и пишут презабавный стишок, который по ритму да и по стилю - russian частушка в чистом виде: "Две недели пролетели// Наступил последний день// Снова ангелы запели// Было небо стала темь".

Как Хвостенко и Волохонский обращаются с формами-содержаниями, так же они поступают и с разными дурацкими правилами русского языка. Знаки препинания ставятся, только когда очень нужно спросить что-нибудь или воскликнуть, а у слов появляется новые формы: "А ну посмотри на себя теперь//…//Сбрей поскорей с себя пух и перь".

Но наши карлсоны не просто шутники-алкоголики. Они способны к сочувствую и жалости: "Умер наш дядя, жаль нам его// Он не оставил нам ничего". Естественно, они мыслители, философы даже: "Окрывает щука рот// А не слышно что поет// Не поймешь зачем ей этот самый рот" и к проблеме жизни/смерти относятся легко…и непринужденно: "Выройте скорее мне могилку//Положите рядом нож и вилку// Спать я буду на опилках// Ох червей давить затылком".

Кстати, не менее смешно читать комментарии в конце книги, сделанные авторами: песня написана «на мотив грустной советской песни «В полях, за Вислой сонной». Лица, ее сочинившего, мы не помним». Остается заметить, что карлсоны нынче пошли продвинутые: выпускают DVD с записью своих квартирников, дают концерты в Проекте О.Г.И. и т.д.

Иннокентий Хамстерманн



Назад в раздел КНИГИ


© 2012 Клуб-кафе пирОГИ на Интернациональной